понедельник, 6 июля 2015 г.

Преступление против Сердца Кришны

Его Божественная Милость Шрила Бхакти Прамод Пури Дев-Госвами Махарадж говорит своим ученикам из России 16 Вишну 510 лет Гаура-эры (21.3.1996) в Шри Дхаме Майапуре: 

Шастры, говоря об апарадхах Святого Имени Хари, на первое же место ставит: 

сатам нинда намнах 
парам-апарадхам витануте
йатах кхйатим йатам 
катхаму сахате тад-вигархам/ 

Падма-Пурана 

Когда оскорбляют Садху - тех, кто приняли прибежище у Харинамы, тех, через кого слава Харинамы открывается миру, как Шри Харинам может потерпеть такое оскорбление? Поэтому Садху-нинда, вайшнава-апарадха — парам-апарадхам, самая тяжелая из всех Нама-апарадх. Этой страшной апарадхи надо беречься изо всех сил! 

хари-стхане апарадхе таре харинам/
тома-стхане апарадхе нахика эдан// 
Прартхана 

«Если тот, кто совершил апарадху Хари, будет искать защиты у Его Намы, апарадха будет прощена. Но для того, кто совершил преступление против тебя, о Вайшнав Тхакур! спасения нет». 

Гордость — главная причина этой апарадхи. Стоит мне выучить наизусть две-три Шлоки, стоит мне научиться петь Киртан, и появляется пратиштха: «Каким серьезным Бхактой, каким пандитом я стал!» Когда пришла пратиштха, презрение к Вайшнаву и оскорбление Вайшнава неизбежны. Поэтому так говорит в первом же стихе Манах-Шикши Шрила Рагхунатх Дас Госвами Прабху: 

Cада дамбхам хитва куру ратим апурввам атитарам 

сада дамбхам хитва — дамбха, гордость,—это то, от чего надо спасаться каждую минуту. Иначе падение неотвратимо: достичь Бхакти, Премы, будет невозможно: 

пратиштхаша дхришта швапача-рамани ме хриди натет
катхам садхух према спришати шучир этан нану манах/
сада твам севасва прабху-дайита-самантам атулам
йатха там нишкашйа тваритам иха там вешайати сах// 

Манах-Шикша 7 

Шрила Рагхунатх Дас Госвами Прабху говорит, что в нашем сердце танцует бесстыжая женщина-чандалка. Эта женщина — наша жажда уважения, поклонения и так далее. Святые будут всегда обходить стороной места, где проходят непристойные танцы. Святая Према никогда не войдет в такое сердце. Вайшнава-Севой надо изгнать желание пратиштхи. 

Шесть причин перечисляются в Шастре, по которым могут пасть даже великие и возвышенные души, что говорить о нас, уже падших! Вот эти шесть причин падения: 

ханти ниндати вай двешти вайшнаван набхинандати/
крудхйате йати но харшам даршане патанани шат// 

Сканда-Пурана 

Первая — ханти, бить или убивать Вайшнава. Ниндати — заниматься Садху-ниндой, оскорблять, осуждать Вайшнава. вай двешти — ненавидеть Вайшнава, искать ему зла. вайшнаван набхинандати — не приветствовать Вайшнава, не встречать его достойным образом. крудхйате — гневаться на Вайшнава. йати но харшам даршане — видя Вайшнава, не чувствовать радости. Таковы шесть причин падения. 

О пути к Преме, каким показал его нам Шрила Рупа Госвами, говорится так: 

кона бхагйе кона джибер шраддха джади хай/
табе сеи джиба ‘садху-саѓга’ карай//
садху-саѓга хойте хай ‘шрабана-кирттан’/
шрабанадйе хай ‘сарвванартха-нибарттан// 

Чч Мадхйа 23.9-10 

Если по великой удаче к дживе приходит Шраддха, то джива должна искать Садху-сангу. В Садху-санге происходят Шравана и Киртана, а в них проходят все анартхи. 

И здесь Шрила Рупа Госвами Прабхупад вновь говорит: 

брахманда бхрамите кона бхагйаван джиб/
гуру-кришна-прасаде пай бхакти-лата-бидж//
Мали хана сеи бидж каре аропан/
шрабана-кирттана-джале карайе сечан// 

Скитаясь по вселенной, благословенная джива получает по Милости Гуру и Кришны семя растения Бхакти. Став садовником, джива сажает семя в землю своего сердца и начинает поливать его водою Шраваны и Киртаны. 

Затем — 

упаджийа баде лата ‘брахманда’ бхеди’ джай/
‘бираджа’, ‘брахмалок’ бхеди’ ‘парабйома’ пай//
тадупари джай лата ‘голока-бриндабан’/
‘кришна-чаран’-калпабрикше каре арохан// 

Чч Мадхйа 19.151-154 

Растение поднимается и начинает расти: пронзает материальную вселенную — брахманду, пронзает Вираджу, пронзает Брахмалоку и достигает Паравйомы — мира Вайкунтх. И еще выше поднимается растение, достигает Голоки-Вриндавана и там обвивается вокруг Древа желаний — Божественных Стоп Шри Кришны. 

Но на этом пути есть серьезные опасности, из которых самая главная—Вайшнава-апарадха. И о ней говорится дальше: 

войшнавапарадха джади утхе хати мата/
упаде ба чхинде, тара шукхи джай пата// 

Чч Мадхйа 19.156 

Но если поднимется бешеный слон вайшнава-апарадхи, он вырвет Бхакти-лату или разорвет, и ее листья засохнут. 

Поэтому садовник должен очень старательно окружить Бхакти-лату оградой в виде санги с настоящими Садху, чтобы бешеный слон апарадхи не сумел к ней подойти. 

А семя Бхакти-латы — Шраддха [Вера в Бхакти]. гуру-кришна-прасаде пай бхакти-лата-бидж — семя Бхакти-латы получают Милостью Гуру-Кришны. Это очень… сакала чхадийа бхаи, шраддха-девир гуна гаи, джау’ра крипа бхакти дите паре — Бхактивинод Тхакур говорит: «Оставив все, я пою славу Шраддхи, богини, чья Милость дарует Бхакти». Это очень важно. Посадив такую Шраддху… но наше сердце — пустыня, иссушенная земля, семя засохнет, если посадить его в такую почву и не поливать. Вода — Шравана и Киртана. Семя поливают Шраваной и Киртаной, и оно дает росток, росточек расправляется и начинает постепенно расти. И пока он растет, самый страшный его враг — бешеный слон апарадхи. Чтобы спасти Бхакти-лату от нападения этого врага, надо обнести ее изгородью общества чистых Преданных. 

Бхакти-лата растет и растет, и появляется еще одна вещь. Сорняки. Они вырастают рядом. Много Шраваны, много Киртаны, все идет просто замечательно: строятся новые здания, пищи вдосталь, ученики, последователи… Только сорняки губят все: 

стабдха хана мула-шакха бадите на пай// 

Чч Мадхйа 19.160 

…они глушат главную лату, и та не может расти. 

Начинают расти сорняки и полностью заглушают собой основную лату. И та не может расти. Что это за сорняки? Об них говорится: 

бхукти-мукти-сиддхи-ванчха, … 
лабха, пуджа, пратиштхаша, кути-нати, джива-химса / 

Чч Мадхйа 19.158-159 

Желание личного наслаждения, или освобождения, или сиддх, стремление к материальной выгоде, желание поклонения себе и желание славы, лицемерие, насилие над дживами… — и другие. Без всякого притворства, со всей честностью надо вырвать их все. Если этого не сделать, то стабдха хана мула-шакха бадите на пай. Бхакти-лата расти не сможет, ну а эти все — они-то покажут! Хо! И дома, и храмы, и прихожане, и ученики, то, се, деятельность на всех фронтах — они-то покажут! Только вот чистая, подлинная ценность — любовная Преданность — ей не останется ни воздуха, ни места. Ей уже не расти. Эти двое, апарадха и мусорная трава, — величайшие враги!! С самого начала надо сделать все, чтобы их не допустить. 

Обо всем этом вы должны подробно узнать из Шри Чайтанья-чаритамриты, а мы продолжим: 

канака камини, пратиштха багхини,
чхадийачхе джаре сеи та’ войшнав//
сеи анасакта, сеи шуддха-бхакта,
самсара татхай пай парабхав// 

(«Кто Вайшнав?» — Киртана Шрилы Прабхупады) 

Тот, кто не жертва тигрице денег, женщин и славы, — тот Вайшнав. Он непривязан, он чистый Бхакта, перед ним падает побежденной самсара. 

Как оставить канак-камини, деньги и женщин? Так: томара канак — «Твой канак». Когда деньги — это «мой канак», то я превращаюсь в наслаждающегося: 

томара канак, бхогера джанак,
канакера дваре себаха Мадхава// 

Когда деньги—это «твой канак» (слушай же, ум!), он вызывает в тебе желание бхоги. Золотом служи Мадхаве, Супругу Лакшми! 

Если суметь занять канак на Служение Мадхаве, преодолевается привязанность к деньгам. И камини — смертельно опасная вещь, о ней говорится так: 

каминира кам, нахе таба дхам,
тахара малик кебала Джадав/ 

Вожделение к женщинам — не твое место. У них есть вечный и единственный Хозяин — Йадава. 

Свайам Бхагаван. Только Он может быть их единственным Хозяином. Он Хозяин камы. Если меня одолевает похоть наслаждаться женщинами самому, падение неминуемо. Поэтому такие слова: 

каминира кам, нахе таба дхам,
тахара малик кебала Джадав/ 

Не твое дело — желать женщин. У них единственный Хозяин — Йадава. 

Для тех, кто по своей молодости не в силах перетерпеть желание общаться с женщиной, для них на нашей земле предусмотрена варнашрама. Но на Западе ничего подобного не существует. Варнашрама не ерунда, о ней говорит Гита: Чатур-варнйам майа сриштам гуна-кармма-вибхагашах/ Сам Бхагаван говорит в Гите (4.13), что и четыре варны, и четыре ашрама, и их соответствующие обязанности — все это создано Им. Шрила Прабхупада определил такую варнашраму как Дайва. Одна варнашрама — асура-варнашрама, а другая — восходящая к Деве, к Всевышнему Господу — Дайва. Такая варнашрама нужна. Беды ожидают того, кто не находится прочно в варнашраме, восходящей к Шри Бхагавану. Об этом говорит Шримад Бхагавата: 

дхарммах свануштхитах пумсам вишваксена-катхасу йах/
нотпадайед йади ратим шрама эва хи кевалам// 

Бха:1.2.8 

Обязанности, которые люди исполняют согласно варнашраме, являются только пустой тратой времени и сил, когда не влекут за собой привязанности и любви к слушанию и Киртане о Бхагаване и Бхагаватах. 

атах пумбхир двиджа-шрештха варнашрама-вибхагашах/
свануштхитасйа дхарммасйа самсиддхир хари-тошанам// 

Бха:1.2.13 

Поэтому, о лучшие из дваждырожденных! высшее совершенство (самсиддхи) всех тех обязанностей, которые люди исполняют в соответствии с делением на варны и ашрамы, состоит только в удовлетворении Хари (хари-тошанам). 

Вот что требуется сохранить — самсиддхир хари-тошанам! Если не будет Хари-тошаны, то что? 

арадхито йади харис тапасах татах ким
нарадхито йади харис тапасах татах ким/
антар-бахир йади харис тапасах татах ким
нантар-бахир йади харис тапасах татах ким//
татах ким татах ким татах ким! 

Если есть Служение Хари, то зачем аскезы?
Если нет Служения Хари, то зачем аскезы?
Если есть Хари повсюду и во мне, то зачем аскезы?
Если нет Хари нигде и нет во мне, то зачем аскезы?
Зачем, зачем, зачем!!? 

Махарадж Амбариш, хотя и был правителем всей земли, не знал ничего, кроме Служения Шри Хари. Его министры и другие верноподданные сказали ему: «Махарадж, не беспокойтесь ни о чем и занимайтесь Хари-Бхаджаной, а нам позвольте позаботиться о государстве и избавить вас от лишних хлопот». Так было устроено Шри Бхагаваном. 

Итак, Амбариш Махарадж находится в своем дворце, когда там появляется Дурваса, частичное распространение самого Рудры. День этот — двадаши. Амбариш Махарадж соблюдал обет экадаши триратра, «три нощно». Это значит, что в дашами, в день перед экадаши, в обед вкушают хавишйанну, а вечером постятся, можно принять только молока, фруктов… На экадаши — сухой пост. А на двадаши днем — хавишйанна, а вечером пост. Поэтому говорится триратра — три ночи поста: дашами, экадаши, двадаши. И как раз тогда, когда Махарадж должен принимать паран, выходить из поста утром двадаши, приходит Дурваса. Амбариш тепло принял Дурвасу и попросил его приходить после омовения в Йамуне. Дурваса отправился омываться в реке и там погрузился в медитацию на Брахман. Время парана подходит к концу. Если вовремя не выйти из поста, весь обет впустую. И Амбариш Махарадж думает: «Что же делать? Великий подвижник, риши, Дурваса — мой гость, но время парана вот-вот подойдет к концу… Что же мне, самому?…» И говорит: «Если на кончике травинки куша я приму капельку воды, то это будет и еда [чтобы выйти из поста], и не еда [чтобы не допустить неуважения к гостю, приняв пищу раньше него]. Что вы, — обращается он к своим советникам-брахманам, — думаете, какое ваше мнение?» Все отвечают: «Правильно говорите, Махарадж, так говорится и в Шастре: вода — и еда, и не еда. Примите эту каплю воды на кончике травы куша, и завершите свой обет». 

И в этот момент медитация Дурвасы прервалась — Дурваса — всеведущий риши — понял: «Амбариш, не накормив меня выпил воды!» Разъяренный, в гневе, немедленно пошел во дворец, подойдя к Амбарише, вырвал волос из спутанных волос на своей голове и бросил оземь. Из волоса возникло огненное чудовище. «Быстро! Уничтожь! этого Амбаришу Махараджа. Какая наглость! Я брахман, еще не вкушал и нахожусь у него дома, а он уже ест! Уничтожить!!!» 

А теперь Лила Бхагавана такова, что своему Сударшана Чакре Он велел вечно защищать Своих Бхакт. Преданные находятся под вечной защитой Сударшана Чакры. Стоило волосу Дурвасы, превратившемуся в огненного монстра, сделать, изрыгая пламя, несколько шагов по направлению к Амбарише, как Сударшан Чакра уничтожил его за мгновение, как сжигает лесной пожар разъяренную змею, — и кинулся к Дурвасе. Дурваса — спасаться по всем мирам, чувствуя спиной жар! Бросился к Брахме, Брахма: «Оре сарванаш!! Ну как я спасу от Сударшана Чакры Кришны!» Но дал совет: «Вы частичное проявление Рудры, к Рудре идите». Рудра: «Я, моя пашупатастра, — все ничто! Иди на Вайкунтху, иди к Нарайане!» Пришел к Нарайане — мог Дурваса перемещаться по всем трем мирам, такой великий аскет, Махамуни, но и ему за вайшнава-апарадху грозит смерть; пришел к Нарайане, и Нарайана говорит: «Все так, Дурваса, да. Я Нарайан, Я Владыка Вайкунтхи. Я могу все, но избавить тебя от вайшнавапарадхи не могу. 

ахам бхакта-парадхино хй асватантра ива двиджа/
садхубхир граста-хридайо бхактайр бхакта-джана-прийах// 

Бха: 9.4.63 

Видишь, Дурваса, Я есть Бхакта-парадхин! Я в полной зависимости от моего Бхакты, перед Бхактой у меня нет никакой свободы. Бхакта кормит Меня — Я ем, Бхакта укладывает меня спать — Я сплю. Перед Бхактой Моей независимости нет. ахам бхакта-парадхино. асватантра ива — я как беспомощный; Независимый, Всемогущий, перед Моим Бхактой я как беспомощный.  — Садху, Бхакты, накрепко поймали Мое Сердце. Я бхакта-джана-прийа — Кому дороги даже те, о ком заботится Бхакта, крепко-накрепко захвативший Мое Сердце. 

садхаво хридайам махйам садхунам хридайан тв ахам/
мад анйат те на джананти нахам тебхйо манаг апи// 

Бха: 9.4.68 

Сердца Садху — это Я: сердца Садху не занимаются ничем, только заботятся о Кришне. 

говинда кахен мама вайшнаба паран// 

Прартхана 

Говинда говорит: Вайшнав — Моя душа. 

Поэтому для Говинды есть одно место великого отдохновения — сердце Бхакты. 

бхактера хридайе говиндера сатата бишрам/
говинда кахен мама бхакта се паран// 

Как здорово Ему отдыхать в сердце Бхакты! Беспечно Он может жить там, ни о чем не волнуясь. Поэтому садхаво хридайам махйам… — Садху Мое Сердце, Я сердце Садху. То есть в сердцах Садху кроме мыслей и заботы обо Мне нет иных мыслей. И Он говорит: Садху Мое Сердце, Я сердце Садху. А значит, Дурваса, если желаешь себе добра, даю тебе совет. Возвращайся снова к Амбарише Махараджу, уже целый год он живет на одной воде. Приди к нему и расскажи о своем горе. Если он сжалуется над тобой и сумеет умилостивить Сударшана — твоя удача, нет — то все. Больше Мне нечего сказать». 

Нарайан распрощался, и тогда-то Дурваса понял, как он глуп, как он глуп. Понял и помчался к Амбарише. А тот ждет. Плачет: «Брахман голодным ушел из моего дома! Что же делать? Когда же снова придет?» Через год появился Дурваса, и Амбариш спешит ему навстречу, приглашает — «наконец-то…» А Дурваса припадает к его лотосным стопам: «Я… Что же я наделал!… какой же дурак я… но теперь я понял… кроме тебя, больше никого… Ты же Бхагавад-Бхакта! Я понял, понял славу Бхакты Бхагавана! Я же нанес апарадху твоим святым стопам, спаси!» Тогда Амбариш Махарадж: «Если есть у меня какие-то заслуги перед Небом, о Сударшан! Спаси его!» Так он вознес молитвы Сударшану, и, удовлетворенный, Сударшан оставил Дурвасу. И тогда, спустя целый год, Амбариш Махарадж накормил его всеми четырьмя видами пищи, а накормив, испросил его позволения и только тогда вкусил сам. Целый год Амбариш Махарадж не ел и не пил ничего, кроме воды. Чуть-чуть воды. 

Все это говорится потому, что вайшнавапарадха — не какой-нибудь мелкий проступок, что, оскорбив Вайшнава, я пойду к кому-нибудь еще: «Простите, пожалуйста, мою апарадху». В Чайтанья-Бхагавате приводится один пример: если в ногу воткнулась заноза, вытащить ее можно только из того места, куда она вошла, и больше ниоткуда. Не сделаешь так — и ногу придется оперировать, и можно лишиться ноги, а то и жизни. Вот так и с вайшнавапарадхой — против кого из Вайшнавов совершено преступление, тот и может простить, другие не могут. 

каута пхуте джеи мукхе, се-и мукхе джай/
па’йе каµта пхутиле ки скандхе бахирай? 

ЧБха: Антйа 4.380 

С какой стороны заноза вошла, с той и выйдет. Если заноза воткнулась в ногу, ее что, из плеча вытаскивать? [Слова Махапрабху] 

И множество других подобных примеров. Поэтому берегитесь, берегитесь вайшнавапарадхи! Совершил апарадху одного Вайшнава, и идет к ** Махараджу: «Махарадж, простите мне мои оскорбления», или к какому-то еще Махараджу… Но прощения нет. Поэтому от такой губительной апарадхи пусть спасаются все! Уже поздно, больше сегодня говорить не буду. Многое сказал, сейчас уже не могу сидеть. Постарайтесь понять. И не думайте, что можно «принести публичные извинения», как в суде. В суде, если кто-то проигрывает дело, ему вменяют в обязанность «принести публичные извинения». Таким извинениям грош цена. Внутри ненависть, а снаружи «приносит свои извинения». 

Множество важных примеров есть в Шримад Бхагавате, в Шри Чайтанья-чаритамрите, в Шри Чайтанья-Бхагавате. Больше не буду отнимать ваше время, постарайтесь понять. 

Если вы придете и попросите у него прощения, и если он примет вас, если он обнимет вас — all-embracing! Бхагаван, Махапрабху — all-embracing! Но никогда не обнимет вайшнавапарадхи. Тому прокаженному Махапрабху сказал: «Ты совершил мерзость против Шривасы Пандита, к нему и иди». Как его звали?… Так или иначе, больше я ничего не скажу.


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Комментариев нет:

Отправить комментарий